Корпоративное управление Карта сайта  

Системы проведения высокоточных измерений
Комплексы управления космическими аппаратами
Системы дистанционного зондирования Земли
Медицинская техника
Программное обеспечение и автоматизированные системы управления
Газовое оборудование

    Космические фальстарты Украины

«В будущем нам светит эпизодическое участие только в тех пусках ракет, которые невыгодны России, США или Европе. Мы потеряли доверие России, поэтому сегодня, возможно, и получим от нее какие-то научные заказы, но те, которые имеют второстепенное значение. Мы не будем сотрудничать и с Западом, поскольку наша экспериментальная научная база уже безнадежно устарела, а Евро­па и США имеют в данное время то, что когда-то было у нас, но значительно более высокого уровня».
Космические фальстарты Украины
Эти слова написаны академиком Владимиром Федоро­вичем Присняковым в 2006 г. («Космический извозчик», «Зерка­ло недели», № 43, 11 ноября 2006 г.). Неудобный в своих поисках правды ученый-ракетчик с мировым именем отличался острым умом и был настоящим ученым. Его уже нет с нами, но слова его оказались пророческими.
Не могу не сослаться и на напечатанную в «Зеркале недели» статью «Космическая стратегия: не имеешь своей — становишься частью чужой» (В. Горбу­лин, О. Федоров, «Зеркало недели», № 6, 20 февраля 2010 г.). Один из авторов — создатель Нацио­нального космического агентства Украины, второй долгое время возглавлял департамент научных исследований НКАУ. Так что эти два ученых Национальной академии наук Украины хорошо знают состояние дел в ракетно-технической отрасли и в ее научном обеспечении.
Приведу несколько тезисов из этой статьи:
«...космическая политика стала приоритетом государственной политики развитых государств»;
«Действующая с 2004 года американская космическая стратегия предполагает полное доминирование США в космосе...»;
«В судьбоносном процессе освоения и использования космоса есть вопрос выбора. Между развитием и стагнацией, цивилизованностью и хуторянством, наукой и мракобесием. Не будет преувеличением утверждение о том, что определение ориентиров собственной стратегии космических исследований — вопрос выбора собственного будущего».
- РФ провела успешный запуск РН «Союз-СТ-Б» с космодрома Куру (Французская Гвиана), который находится практически на одной широте вблизи экватора с космодромом Алкантара. Не является ли РФ конкурентом Украины и Бразилии?
- Есть ниша ракет среднего класса. В этом сегменте присутствуют ракеты с грузоподъемностью 1000, 1500, 2000 кг. «Циклон-4» по грузоподъемности меньше, чем ракета «Союз-СТ-Б». Наша ракета предназначена для выведения на орбиту, где-то, 1600 кг. Россия может выводить 2000 кг. Я думаю мы будем просто друг друга дополнять на космическом рынке услуг и не будем конкурентами. Причем, я думаю, что «где убавиться, там и прибавиться». Сколько добавиться пусков на космодроме Куру настолько же убавиться на Байконуре.
Но хватит цитат.
Со времени публикации вышеназванной статьи прошло уже два года. Мы констатируем; в подходах государства к решению названных проблем ничего не изменилось. Складыва­ется впечатление, что некоторые наши министры и государственные деятели не читают газет, а если и читают, то им не нужны статьи умных людей.
Хотелось бы задать несколько вопросов через еженедельник.
Нам что, не нужна оборона? В современном мире на вооружении самых развитых стран находится воздушно-космическая защита. Она базируется не на десантных войсках в лесах Днепро­петровщины, не на стройбате, а на эксплуатации орбитальных группировок многоцелевого назначения, на разведывательно-ударной технике. Опыт современных войн доказывает, что наземные войска не вводят, пока армия противника не будет уничтожена с использованием космического наведения, разведки и высокоточного удара.
Мировая практика принятия военных доктрин известна: это всенародное обсуждение. Не надо думать, что военные — самые умные в вопросах обороны, может быть, поэтому в некоторых странах министрами обороны становятся женщины. Это хорошо, что впервые за десять лет проведены учения украинской армии «Адекватное реагирование»: три-четыре десятка самолетов, вертолетов, танков... Мож­но ли такое реагирование вообще назвать «адекватным»?
Знает ли министр обороны Украины по мировому опыту, что нужно для воздушно-космической обороны страны?
Известно ли украинскому министру обороны, что Украина занимает в мире четвертое-пятое места по продаже оружия из его же армии? И что полученные таким образом средства можно использовать для полного реформирования армии, а не на содержание генералов, которых, пожалуй, в Украине больше всего в мире на квадратный километр?
Хотелось бы увидеть в средст­вах массовой информации проект Украинской оборонной воздушно-космической доктрины, который министр обороны Украины представил бы для всенародного обсуждения.
Ведомственное рассмотрение новой редакции украинской военной доктрины проведено кулуарно: «Общественное обсуждение новой редакции Военной доктрины Украины прошло во время проведения научно-практической конференции на базе Национального университета обороны Украины с привлечением экспертов научно-исследовательских учреждений, которые исследуют проблемы гарантирования национальной безопасности Украины, а также представителей общественных организаций» (данные http://www.mil.gov.ua/). Пусть обсуждение «новой редакции» остается на совес­ти тех, кто провел такое «общественное обсуждение».
Военная доктрина государства — это не ведомственный документ, являющийся тайной для населения, она касается каждого гражданина страны. И на этот счет есть сложившиеся в мире традиции: доктрину выбирают граждане страны, а не армия, исходя из сиюминутных проблем. Украине нужна новая доктрина, а не «редакция». Доктрина, предусматривающая оборону в современных условиях с учетом перспективы.
Кому-то, может быть, снятся американские фильмы о победах над террористами, но задача украинской армии иная — защитить народ от внешнего агрессора. К этому нужно готовиться, мы должны быть уверены, что наш «бронепоезд стоит на запасном пути». И мы знаем конструкцию такого бронепоезда — это продукция ракетно-космической отрасли Украины, в которой абсолютно не заинтересовано военное ведомство.
Откликнитесь господин министр. Мы готовы, как и все граждане Украины, помочь вам.
Просьба ответить на наши вопросы: нужна ли Украине ракетно-космическая техника для обороны страны? Нужна ли Украине воздушно-космическая оборона, или наша перспектива быть беспрепятственно забросанными чужими ракетами ?
Мы все-таки надеемся, что гарант Конституции Украины, президент Виктор Янукович читает газеты. И со страниц ZN.UA хотим замолвить слово за умирающую ракетно-космическую отрасль.
Предложение у нас есть и давно, оно готовилось нами с 2003 г. Это предложение по стратегии развития ракетно-космической техники в Украине, направленной, прежде всего, на практическое освоение орбитального пространства, и дополняющее формально разработанные стратегии в этом направлении.
В космосе второй год летают американские аппараты Х37В — аналоги орбитального воздушно-космического самолета «Сура», только весьма дорогие аналоги. Американцы, вероятно, изучили наше предложение — теперь Х37В имеет габариты орбитального ВКС «Сура». Где он там, на орбите? Что он делает? Ответ знают только в Пента­гоне. Это один пример использования орбитального пространства.
По моему мнению, Украине на первом этапе нужен свой ракетно-космический комплекс, состоящий из:
— полностью украинской легкой ракеты-носителя массой менее 20 т, способной вывести на орбиту груз до 170 кг (масса украинского спутника «Сич-2» 135 кг);
— собственной стартовой площадки в акватории Черного или Азовского морей на основе конструкции плавучей буровой установки (у нас нет международных обязательств по ограничению старта ракет-носителей из акватории морей) — первая ступень ракеты возвращаемая и приземляется на парашютах, не представляя ни для кого угрозы;
— украинских малобюджетных, возвращаемых на Землю для повторного использования, универсальных и многофункцио­нальных наноспутников массой менее 10 кг, созданных на новых принципах — т.н. интеллектуальных спутников.
Все три перечисленных пункта являются признаками ракетно-космической державы.
На основе эксплуатации комплекса появятся орбитальные многоцелевые группировки спутников (дистанционное зондирование Земли, низкоорбитальная связь и навигация), и все то, что необходимо для их формирования и обслуживания. В перспективе будут эксплуатироваться космические орбитальные «компьютеры», состоящие из отдельных управляемых аппаратов, где будет эффективно использоваться уже существующая украинская система контроля космического пространства.
Прекрасно осознаю, что это предложение может отличаться от ведомственного мнения и личных амбиций некоторых авторитетов от космической индустрии.
Я назвал перспективную ук­раинскую систему воздушно-космической (проектное предложение нами подготовлено). Она может быть создана за пять лет при финансировании в размере 700—800 млн. долл. под государственным управлением по специально принятому Верховной Радой закону и указу президента.
Не надо говорить, что это мизерная сумма. Объем финансирования предназначен не для раздачи жаждущим проесть средст­ва: такого финансирования достаточно государству для выполнения поставленной задачи с жесточайшим круглосуточным контролем, как это делалось в СССР. У нас есть опыт и основания для такого утверждения. Есть зарубежные примеры эффективного использования денег в ракетно-космической деятельности.
Гарантом обеспечения Украи­не статуса ракетно-космической державы может быть только один человек — гарант Консти­ту­ции Украины, президент Украи­ны.
Тогда Украина действительно станет космическим государством. И вообще — государством.
Мы обращаемся к Виктору Федоровичу Януковичу: господин президент, вы готовы поддержать предложение по созданию украинского воздушно-космического комплекса для обороны и управления государством?
Считайте эту статью обращением гражданина Украины к Кабинету министров Украины и президенту Украины, переданным через еженедельник, как уполномоченное лицо граждан в соответствии со ст. 5, 6 Закона Украины «Об обращениях граждан», а саму статью — оформленным заявлением граждан в редакцию, чем подтверждаются ее полномочия для действий от лица заявителей.
В соответствии со ст. 20 вышеупомянутого закона, просим дать ответ по нашему обращению в установленный законодательством Украины срок — один месяц со дня опубликования статьи в «Зеркало недели. Украина».
Наши предложения на протяжении последних лет в разных аспектах рассматривались и в Национальном космическом агентстве Украины, и в Генштабе, и даже попали в канцелярию премьер-министра. В основном они положительно воспринимаются, но не реализуются по разным причинам: удобнее вообще ничего не делать и жить спокойно; сослаться на отсутствие финансирования; отстаивать честь мундира или уйти в глухую оборону от любых предложений, если это не совпадает с сиюминутной выгодой.
Но мы верим в то, что в Украине есть ответственные люди и патриоты.
Владимир Кукушкин «Зеркало недели. Украина»
 
copyright  2001-2017
         Главная страница      Наши партнеры      Услуги      О нас      Гос закупки      Статьи  
Контакты